Tilda Publishing
17 стран, в которых проживает четверть населения мира, сталкиваются с чрезвычайно высокой нехваткой воды, пишет The New York Times со ссылкой на исследование World Resources Institute. Это значит, что эти страны используют почти всю воду, которая есть у них в запасах.
Ваши неубиваемые кроссовки из пластикового волокна наконец развалились и теперь можно с чистой совестью заказать новую модель из кофейной гущи – она так сильно напоминает старую добрую замшу и кажется прочнее коровьих желудков – они и раньше не вызывали у вас энтузиазма.
Все меньше воды

Фото портала Al-Manar
Tilda Publishing
В исследовании, которое глобальная исследовательская некоммерческая организация WRI выпустила на прошлой неделе, сообщается, что в 17 странах, где проживает четверть населения планеты, «чрезвычайно высокий» уровень нехватки воды, орошаемое сельское хозяйство, промышленность и муниципалитеты в среднем забирают более 80% имеющихся в наличии ресурсов ежегодно. В мире 44 страны, в которых проживает треть населения планеты и которые относятся к «высокому» уровню засухи, здесь ежегодно тратится более 40% имеющихся ресурсов на непитьевые нужды. Нехватка воды представляет серьезную угрозу для жизни, поиска средств к существованию и стабильности бизнеса. И она будет ухудшаться, если страны не начнут действовать: рост населения, социально-экономическое развитие и урбанизация увеличивают потребность в воде, в то время как изменение климата может серьезно усугублять ситуацию. Например, когда количество осадков становится нерегулярным, страдает водоснабжение. По мере того, как дни становятся жарче, вода испаряется из резервуаров, а спрос на воду при этом увеличивается.


Дело в том, что многие страны и так склонны к засухе, а некоторые из них к тому же напрасно тратят воду. Другие слишком полагаются на грунтовые воды, которые вместо постоянного использования стоит пополнять и хранить на случай сильной засухи. В этих странах есть несколько больших городов, которые столкнулись с острой нехваткой воды в последнее время – например, Сан-Паулу в Бразилии и Ченнаи в Индии. Жаждущим жителям Ченнаи, за многие годы привыкшим полагаться на грунтовые воды, теперь ничего не осталось. При этом места, испытывающие нехватку водных ресурсов, как Сан-Паулу и Ченнаи, становятся жертвами двух крайностей: первый серьезно пострадал от наводнений год спустя после почти полного пересыхания резервов, второй – тоже, и теперь его водохранилища почти пусты.

Очаги экстремальной засухи существуют даже в странах с низкими показателями общей нехватки воды. Например, Южная Африка и Соединенные Штаты занимают в списке WRI 48 и 71 места соответственно, но Западно-Капская провинция (штат Кейптаун) ЮАР, которая в 2018 году наблюдала «нулевой день» – день, когда все ее плотины высохли, и штат Нью-Мексико в США испытывают чрезвычайно высокие уровни засухи. Население этих двух регионов соперничает с населением целых стран в списке наиболее нуждающихся в мире. Так, Австралия почти вдвое сократила внутреннее водопользование, чтобы избежать своего «нулевого дня» во времена Засухи тысячелетия.

Ожидается, что к 2030 году число городов с чрезвычайно высоким уровнем нехватки воды возрастет до 45 – в них будет проживать почти 470 млн. человек.

Чтобы устранить проблему, стоит понимать специфику своей местности. Во-первых, городские власти могут перекрывать утечки в системе водоснабжения. Сточные воды могут перерабатываться, тогда как, допустим, 82% сточных вод на Ближнем Востоке и в Северной Африке не используются повторно. Зато Оман, занимающий 16-е место в списке стран с дефицитом воды, обрабатывает 100% собранных сточных вод и повторно использует 78% из них. Дожди также могут собираться, очищаться и храниться про запас, равно как и озера с болотными местностями, а старые колодцы – восстанавливаться. Фермеры могут перейти с водозатратных культур, таких как рис и хлопок, ради которых осушаются водоносные пласты по всей Индии и Пакистану, на менее затратные, как просо. Инженеры могут разработать технологии, которые повысят эффективность использования ресурсов в сельском хозяйстве. А простые потребители могут уменьшать потери и отходы продовольствия, на что уходит четверть всей непитьевой воды.

Фотография Зарины Гайнулиной
Биотехнологии просачиваются в нашу жизнь и становятся новой нормой практически незаметно. Вот и кондитеры подсказывают мне, что множество традиционных продуктов давно вытеснены новыми альтернативами: агар агар (экстракт красных водорослей) используется вместо животного желатина, эритритол (многоатомный спирт) вместо сахара. Список длинный.

Объявляют ли об этом в новостях? Не думаю. Имеет ли это серьезное значение для вас? Вряд ли.

Как утверждает Марк Пост, человек эволюционно запрограммирован избегать неизвестные продукты, но когда перед ним оказывается то, что напоминает знакомую еду, его бдительность притупляется.

– Хотите, я расскажу вам, из чего сделан этот хот-дог? – обращается он к аудитории.

– Неееееет, пожалуйста, не надо.

Вот так инновации становятся милыми троянскими лошадками.


Новые материалы

Пока одни выращивают новые материалы, другие их готовят – запекают, вымачивают, парят, варят, прессуют и формуют. Ботва овощей и кожура фруктов (кукуруза, помидоры, бананы, цитрусовые), табак, садовые цветы, дерево и продукты целлюлозы, яичная скорлупа, кофейная гуща, использованная заварка и многие формы органических отходов отлично служат для производства биоразлагаемой упаковки, веганской кожи, текстиля, мебели, строительных и декоративных элементов.

Взгляните на свой любимый гардероб, а именно – на бирки. С каждым годом все реже встречается одежда из хлопка или чистой шерсти, все чаще – из смешанных составов. Никто не шарахается от полиэстера. Но что это значит – полиэстер? Чем он отличается от ацетата или полиамида? Что вы носите на себе на самом деле?

Вы заметили, что многие современные вещи уже нельзя стирать в воде? Только химчистка. А все потому, что составы становятся все более сложными и многокомпонентными. Так, угольная пропитка позволяет ткани самоочищаться, избавляет ее от физиологических запахов (пота, парфюма, естественных ароматов человеческого тела) – такие вещи можно носить и не стирать годами. Производителям незачем объявлять о своих технологических нововведениях – они происходят ежедневно. Выбор между синтетическими и пластиковыми кроссовками – как правило, это вопрос ваших собственных стереотипов о том, что полезно, модно или экономически целесообразно.

Новые люди

Удивительно, что человек все активнее экспериментирует не только над своим окружением, но и над самим собой. В прекрасной погоне за идеальным здоровьем, телом, показателями и результатами мы оказались в синтетическом мире. Индустрия красоты, пластическая хирургия, «фарма» для спортсменов, БАДы, импланты, зубы, протезы, искусственные сердца и пересаженные волосы – где заканчивается жизненная необходимость и начинается маркетинговая «гонка вооружений» за звание «сверхчеловека»?

Новые люди ставят перед собой задачи и достигают их. Быть здоровыми, питаться сбалансированно, знать особенности своего пищеварения, метаболизма, засыпания, восстановления, наследственности и предрасположенностей – благодаря технологиям у человека появляется больше информации о себе и больше контроля без посредников.

Если у вас растет малыш, вы можете тестировать показатели развития его кишечной микрофлоры с помощью бусинки-сканера Oh Crap I Gut My Future, спрятанного в каше, а виртуальный нутрициолог из мобильного приложения (искусственный интеллект) сразу же выдаст рекомендации по коррекции питания для матери и ребенка, чтобы растущий организм окреп и никогда не узнал, что такое гастрит.

В ближайшие пять лет недоношенные младенцы до 37 недель жизни будут «дозревать» в искусственной матке, в окружении обогащенной минералами жидкости, а не в воздушных инкубаторах. Матка также сможет вырастить и выносить эмбрион до самого рождения, что радикально решит проблему тех, кто не может иметь детей.

А чтобы лучше управлять своей жизнью, престарелые люди могут пройти виртуальную диагностику Planned Death Company на предмет развития дименции в ближайшем будущем, получить индивидуальный график течения болезни и спланировать уход за собой, с учетом поэтапной потери дееспособности.

Эти и другие проекты, включая чипы для мониторинга за состоянием больных и активации процесса эвтаназии, обсуждаются достаточно жарко, несмотря на их очевидную практичность – насколько этично внедряться в физиологические процессы до такой степени?

Сегодня весь мир – гигантская лаборатория. И пока вы читали эту заметку, на свет появились очередные гибриды, микро-биомы и новые формы жизни, в то время как «привычные» популяции живых организмов исчезли навсегда. Можно ли выдохнуть, осознавая, что все утраченное можно легко воссоздать заново – но только в еще более усовершенствованном виде?

Технологии меняются так быстро, что в череде инноваций мы не замечаем важных, фундаментальных изменений, которые уже никогда не дадут нам вернуться назад – к известному и естественному. Да и что такое «естественное»?

Я не устаю удивляться, как изобретательно и искусно скроена природа, наше тело, наши сложнейшие и красивейшие взаимосвязи с миром вокруг нас – все это досталось нам по умолчанию, совершенно без усилий. А мы готовы спокойно расстаться с этим навсегда, выбирая модное, дешевое и практичное, заменяя сложное живое на рукотворное пластиковое.

В своей личной системе координат я называю сверхчеловеком не киборга с умными имплантами, эффектно преобразующего себя и мир в совсем новую, по-человечески идеальную искусственную реальность, а чудака, вырастившего оазис с собственной экосистемой в восстановленном секретном саду. Супер-возможности первого и супер-ответственность второго – вот, что делает их сверхлюдьми. Кому и какой цели они будут служить? Об этом и спорили на голландской неделе дизайна.